детские сады в северске

ОСВОБОДИТЬ! ДЛЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ

В первую неделю апреля на таможенном посту Матвеева-Кургана был задержан сопредседатель Другой России Александр Аверин, возвращающийся из рабочей поездки в Луганск. Александр Аверин доброволец и ополченец, рисковавший жизнью в ЛНР, теперь находится в СИЗО Таганрога как минимум до середины июня.

Освобождение его дело не только справедливое, но политически необходимое для поддержания баланса оппозиционных сил в России. Все последние годы мы наблюдаем лишь один тренд: освобождаются те, кого агрессивней и зубастее защищают либеральные СМИ. Если за человека заступается Эхо Москвы – он будет отпущен, если про задержанного заговорило радио Свобода он оказывается на воле, если в дело вмешиваются правозащитники, например, Мемориал – то виновный уже не виновный, а оправданный. Все мы помним шум вокруг Pussy Riot, освобождение Ильдара Дадина, недавнюю историю Юрия Дмитриева. Танцуйте в храмах, устраивайте несанкционированные митинги, занимайтесь педофилией, лишь бы у вас было СМИ-прикрытие.

И вот за решеткой оказывается ополченец патриот, более того пресс-секретарь оппозиционного движения, человек известный московским и питерским журналистам. Тишина тема для прессы не интересная. Как это все произошло? Не пишут ни Ведомости, ни Коммерсант.

Аверина задержали в апреле при переходе из Луганской народной республики в Россию. КПП на стороне ЛНР он прошел благополучно, а вот на КПП Авило-Успенское в Ростовской области вдруг возникли проблемы. Сначала его задержали якобы за неповиновение пограничникам. На самом деле никакого неповиновения не было. Саша предъявил паспорт, его попросили пройти с сотрудниками, он прошёл.

Через некоторое время в рамках проводимых оперативно-розыскных мероприятий у него из сумки извекли пистолет Макарова и магазин с семью патронами. Саша немедленно заявил, что оружие ему не принадлежит и в отношении него совершена провокация. Обо всём этом Александр подробно рассказал в ходе судебного заседания по мере пресечения в Матвеево-Кургане – местном райцентре.

На суде присутствовал Сергей Череповский, товарищ Александра.

– В Матвеево-Кургане все удобно, прямо перед автостанцией суд, слева от суда местный отдел ОВД, где Саша находился, справа местная прокуратура и приёмная Единой России. Когда мы вошли с адвокатом в зал, Александр был уже там: аккуратно одетый, улыбающийся. Оказалось, что Аверин с делом не знаком. Для ознакомления был объявлен перерыв. Далее суд пошёл своим чередом, было зачитано три или четыре идентичных рапорта полицейских которые свидетельствовали о том, что Александр Аверин собирается уклонятся от уголовной ответственности и что его необходимо изолировать.

Главным доказательством причастности Александра к контрабанде оружия был непонятно откуда взятый отпечаток пальца средней руки. Но в деле не описано ни место пистолета с отпечатком, ни каким образом он был снят. Так же в деле отсутствовало сравнение этого отпечатка с отпечатками Саши.

Аверин пытался объяснить суду пытался донести до суда, что он занимается политикой, что он в своём уме и явно не стал бы проносить огнестрельное оружие через оборудованный металлоискателями погранпункт.

Суду необходимо было учесть и то, что во время обыска и задержания Александра его сумка пропадала из виду несколько раз и на приличное время – о чём он и сказал понятым при обнаружении пистолета. Однако суд не учёл никаких доводов защиты, равно как и поручительства депутата Госдумы Сергея Шаргунова. Александр был оставлен под арестом. Апелляционная инстанция оставила всё без изменений.

Канва обвинения, увы, не сулит Александру ничего хорошего. Вероятнее всего, в окончательном варианте ему предъявят незаконное хранение (ст. 222, ч.1) и контрабанду оружия (ст. 226.1 ч.1). Последняя относится к тяжким статьям и предусматривает наказание от трех до семи лет. Именно подозрение в контарбанде позволяет закрыть человека на время следствия на СИЗО. Тот же пистолет Макарова, изъятый где-нибудь в Москве, не стал бы достаточным поводом для ареста.

Андрей Дмитриев, сопредседатель Другой России.

– Когда юный длинноволосый студент Александр Аверин пришел в ряды нацболов, он быстро занял должность пресс-секретаря и сразу стало казаться, что он всегда эту должность и занимал. После Лимонова Саша всегда был самым цитируемым человеком в партии, его прекрасно знал весь журналистский и политический бомонд Москвы (который сейчас как воды в рот набрал в связи с его арестом). Он же выполнял функции главного партийного юриста, ведя переписку с московской мэрией по поводу различных акций и готовя документы, когда партия пыталась легализоваться в политическом пространстве. А ещё была обычная нацбольская текучка – сотни акций, шествий и митингов, десятки задержаний, административных арестов, уголовные дела…

В 2014 лет спустя Александр уехал защищать Русский мир на Донбасс, причём рядовым добровольцем, участвовал в боях на Северском Донце, во взятии Дебальцево. У нацболов хорошо получаются три вещи – делать акции прямого действия, воевать и писать книги, – говорил он мне. По первым двум пунктам доказано. Ну, а книги он, уверен, ещё напишет.

По иронии судьбы, как раз при выезде из Донбасса, куда он ездил повидать бывшую супругу и боевых товарищей, его и взяли. Ну а далее, арест, таганрогский ИВС… И практически полное отсутствие реакции общества.

Ростислав Журавлев, ополченец ЛНР.

– Не секрет, что Сашу любят женщины, а он им отвечает взаимностью. А война женского рода и он с ней как-то сразу подружился и доверился ей, коварной. Помню как-то кто-то из наших бойцов обеспокоенно поделился наблюдением, что Пепел (позывной Аверина С.А.) потерял чувство страха и начал вставать в полный рост из окопов на передовой. Что-то надо делать, убьют же, – говорили мы. Вообще-то потеря чувства страха не самое лучшее качество на войне, там не любят бравады. Но видать, это правило не распространяется на товарища Аверина.

Помню, как он пересек границу, приехав в Донбасс. И как-то сразу освоился: ни мандража, ни чувства тревоги, только любопытство. Как в гости к друзьям пришёл. А еще Саша очень интеллигентный и образованный, и глупо думать, что он мог попытаться перетащить через границу пистолет. Да и зачем ему вообще пистолет, когда он на войне управлялся ПТУРами и с сапогами (СПГ-9), гоняя украинские танки.

Мы же прекрасно понимаем, что с самого начала к нам, нацболам, было очень пристальное внимание со стороны спецслужб, особенно, когда партия отправилась воевать. На границе тебя могли проверить несколько раз. Приходилось всегда очень тщательно готовиться к переходу. Вытряхивались все сумки, не дай Бог куда масленок (патрон) закатился случайно. А тут пистолет. Нахрена он нужен.

Денис Зоммер, секретарь ЦК Объединенной коммунистической партии.

– Александр надёжный и порядочный человек, который всегда делает то, что обещает. Характерно, что он, как представитель партии, взаимодействовал с большой левой коалицией на волне болотных площадей, этих псевдооппозиционных восстаний 2012 года. Тогда во время второго Форума левых сил Другая Россия вошла в его состав. С этого момента началось наше серьезное сотрудничество. Устраивали совместные мероприятия как в ключевые для всех левых даты – 1 мая, 7 ноября, так и по каким-то важным поводам.

На мой взгляд, власть показывает свою слабость, свою абсолютную неразумность, когда людей, которые действительно живут мыслями о своём отечестве, желают сделать его более справедливым, защищают русских, советских людей на Донбассе, сажают в тюрьму. Хотелось бы, чтобы справедливость восторжествовала.

Елена Аверина, сестра.

– Мы узнали о том, что Сашу арестовали 12 апреля. Это была третья годовщина смерти папы. Когда он умер, Саша был на Донбассе, но приезжал на похороны. Родителей он всегда любил, любит и никогда не бросит. Мама наша, конечно, сейчас очень переживает. Но сам он воспринимает заключение стойко, как определённый жизненный этап. Пару дней назад я отправила ему посылку, кучу всего, много книг. Он всегда любил фантастику, так что положила Лукьяненко, Ника Перумова, все новинки. Естественно, фотографии племянников. Родни у нас очень много, все беспокоятся, поддерживают, ждут.

Дмитрий Аграновский, адвокат, правозащитник.

– Александра Аверина я знаю больше 15 лет. И за это время составил о нём вполне ясное мнение. Несмотря на то, что он состоит в организации, которая у нас в России считается достаточно радикальной (по мировым меркам, даже по европейским, она вполне умеренная), я его знаю как абсолютно разумного, спокойного и вменяемого человека. В те обвинения, которые ему предъявлены, я просто не верю. Считаю их просто нелепыми. Аверин обладает достаточно большим жизненным опытом, известен практически любому политически активному жителю Москвы, а может быть и России, и поверить в то, что он пытался вывезти из Донбасса пистолет, невозможно, так как он ему здесь абсолютно не нужен. Это человек совершенно других целей и задач.

Но как человек, давно работающий сначала с Национал-Большевистской партией, впоследствии запрещенной, а затем с Другой Россией, я знаю, что Аверин в организации ключевое звено для взаимодействия с внешним миром. В том числе и со мной, как с адвокатом. Как раз сейчас у нацболов начинают выходить решения Европейского суда, в том числе и достаточно громкие и может быть даже болезненные. Хотя это исключительно вопросы права, а не политики. Теперь, после ареста Аверина, коммуникация с Другой Россией затруднена. И я логически прихожу к выводу, что был нанесён удар именно по организации для того, чтобы ограничить её возможности для взаимодействия с внешним миром.

Предполагаю, что это укладывается в продолжающееся политическое преследование нацболов, Другой России, потому что они в любом качестве властям не нравятся. Хотя придерживаются абсолютно патриотической позиции. Может быть, мы живём в такое время, когда всё что хотя бы чуть-чуть отличается от генеральной линии на всякий случай убирается. Поэтому я хотел бы, чтобы и власти, и правозащитники, и общественные деятели обратили внимание на дело Аверина. Мы имеем дело с политическим преследованием оппозиции. Причем именно патриотической оппозиции, о которой говорил как-то президент.

Сергей Шаргунов, депутат Госдумы РФ.

– Я знаю Александра много-много лет, как честного, прямого и интеллектуального человека, для которого всегда была важна справедливость. Поэтому я и дал личное поручительство за него, по поводу его судьбы (в суде Матвеево-Кургана С.А.) и более того отслеживаю происходящее с ним. На мой взгляд, произошедшее с ним провокация, поскольку Александр заранее рассказывал, что с ним может что-то случиться. Такая провокация – особенная подлость, поскольку речь идет об искреннем патриоте нашего Отечества, о человеке, защищавшем наших соотечественников Я всей душой с Александром и желаю ему скорейшего освобождения.

P.S. Ходатайство руководителя аппарата Союза добровольцев Донбасса Романа Леньшина.

Аверин Александр Александрович, 13.01.1981г.р., гражданин Российской Федерации, принимал участие в защите мирного населения Донбасса в самое сложное для Луганской и Донецкой Народной Республики время, с начала 2014 года.

Во время службы проявил себя как лидер, умеющий самостоятельно принимать решения в сложной оперативной обстановке. Его действия неоднократно приводили к отсутствию потерь среди военнослужащих и недопущению прорыва вражеских войск. Пользовался уважением среди личного состава подразделения.

Во время пребывания на территории ЛНР и ДНР, неоднократно помогал детям из детских садов и интернатов, сопровождал фуры с медикаментами в больницы и хосписы, обеспечивал одеждой и едой беженцев, занимался вывозом мирного населения из зон обстрелов, организовывал снабжение продуктами питания населенные пункты, расположенные вдоль буферной зоны.

Занимает активную гражданскую позицию, отстаивает интересы России на внешнеполитическом пространстве. Имеет контузию.

Просим Вас учесть характеризующие данные Аверина Александра Александровича при рассмотрении его вопроса, а также учесть его активную жизненную позицию при защите мирного населения на территории Донбасса.

Сергей Аксёнов

Залишити відповідь

Ваша електронна адреса не буде опублікована.Обов'язкові поля позначені *